• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: словоблудие и бредомыслие (список заголовков)
23:34 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот все-таки кажется мне, что не очень качественно "Dans la nuit" восстановили... Там явно лишние кадры мелькают. Неуместные несколько. Особенно в начале.
Такое впечатление, что взяли все, что было, и дабы не пропадать добру, пораспихали куда придется... Даже обидно.

@темы: Беседы с зеркалом, Словоблудие и бредомыслие

20:29 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Продолжаю наслаждаться об индийских "Отверженных".
Не знаю, читали ли создатели оного фильма оригинал, или руководствовались исключительно чужими кино-работами (особенно "О-52"), но
Я ловлю ассоциации и прусь во все стороны.
После второго побега из тюрьмы Вальжана/Kundanа переводят работать в некую каменоломню.
Вид "каторжника" с отбойным молотком и последующая сцена со взрывом горной породы вогнали меня в такую глухую ночь, что пришлось остановить просмотр и оторжаться...
А далее я увидел почти дословную с цену из "О-78"...
Вот только снимала Индия свой эпос в 55 году.
И родилась мысля, что видимо, очень многое, что можно придумать по съемкам "Отверженных" стандартно-общее.
Либо сильно надуманное.
И только в очень редких случаях - прекрасное.
Вспомню на вскидку: вся линия Жавера в "О-78", почти вся линия Жавера в "Гавроше", Вальжан после каторги в "О-34", Шанматье оттуда же, первая беседа с мэром в "О-52", Первое и последнее появление инспектора в "О-35", "презентация" инспектора в "О-98"(сцена с Бове), "Нет. ...Да..." в "О-00", Жильнорман в "О-34", сомнения мэра перед Аррасом оттуда же, сцена вывоза Вальжана из монастыря в аниме, сцена с полицейским и пуговицей там же...

Хинрих и Ванель не считаются, ибо это исключительно работа актеров практически в полном отрыве от сюжета. (в случае с Ванелем - еще от режиссера и сценария)

"Вскидка" - абсолютное ИМХО, конечно же)))

И практически все упорно игнорируют сцену со шляпой.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Самодостаточность, Беседы с зеркалом, Cinema

14:17 

О-34

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
На баррикаде все заняты делом, окромя двух человек - Мариуса, который сидит и горюнится, и господина инспектора, который торчит посреди общего "веселья", незаметный такой...
Для меня до сих пор загадка, для чего инспектору трость на баррикаде? Что бы мешала хотя бы имитировать какую-то деятельность? Что бы не выдали оружия (все равно ведь руки заняты)?
В итоге инспектор мается всю дорогу, не зная чем себя занять, умудряясь при этом не навлечь на себя подозрений. Даже Гаврош тупит до конца первой атаки.
Только после того, как инспектор (неудачно) пытается помочь солдатам захватить баррикаду, его наконец-то обнаруживают. И он, кажется, совсем не против, ибо вся эта бессмыслица порядком ему надоела.
Нет, ну вот за что господа сценаристы так со второй частью фильма обошлись???

фото-флуд с комментариями

@темы: стоп-кадр, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Самодостаточность, Ни о чем, Искривление пространства, Cinema, Charles Vanel

22:17 

Несколько слов по поводу...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Книга 6. Глава 2. Каким образом Жан может превратиться в Шан.

В этой главе Жавер на редкость много говорит. Пожалуй, за всю эту главу он произносит больше слов, чем за весь остальной роман.
Начинает он свою речь не слишком уверенно - стоит опустив глаза, сперва собирается с мыслями, периодически делает паузы. Ему трудно и неприятно говорить на тему своей отставки.
Потом, начиная рассказывать о деле Шанматье, он, кажется, начинает чувствовать себя несколько уверенней - я приписываю это тому, что он попал в знакомую ему ситуацию, ситуацию некого устного доклада, (что, к стати, было прекрасно сыграно Ванелем) Этот стиль ему привычен, он чувствует себя в нем спокойнее и - допускает ошибку. Он позволяет мыслям, которые занимаю его, не зависимо от того, о чем он говорил в данный момент, прорваться наружу.
"Мне очень досадно" - говорит он - "Но этот человек несомненно Жан Вальжан"
Досадно... Очень досадно, что Вальжаном оказался не месье мэр...

И перед тем как попросить прощения, он с минуту машинально перебирает пальцами песок для просушки чернил.
Я бы сказал, что этот человек не совсем уверен в том, что хочет сказать.
Все факты не лицо, крыть нечем, и это... досадно, да.

Он продолжает рассказ о Шанматье - и снова его потаенные мысли лезут наружу: "Если это Жан Вальжан, тут рецидив". Если? Какое, откуда "Если?" Ведь только что, казалось, сомнений не было?
И, практически сразу: "Жан Вальжан хитрая бестия! Вот еще одна черта, по которой я его узнаю."
Что это с инспектором? С чего это он путается в показаниях?
Или, несмотря на все доказательства ему предъявленные, он продолжает сомневаться? Сомневаться, несмотря на то, что признает количество, кажется, несомненных подтверждений тому, что Шанматье и Вальжан одно лицо?
И ему досадно, что у него нет при себе ничего кроме"разных пустяков", что бы докопаться до истины?
Выглядит очень похоже.

Но если все это так, если он только заставляет себя поверить в неопровержимость фактов, к чему тогда этот разговор об отставке? За что Жавер так строг к себе?
Только за одно - "Но вот, не имея доказательств, в порыве гнева, из мести, я донес на вас..."
Не сам факт доноса, а то, что послужило его причиной, считает инспектор недопустимым и недостойным честного полицейского. .
Из мести и без доказательств - вот то, за что он готов наказать себя.
Иными словами - за некомпетентность.
Даже (тем более!) если перед ним сейчас стоит Жан Вальжан, а там, в Аррасе, только некий Шанматье, ему, Жаверу, нечего делать в полиции, потому что он не сумел разыскать доказательства своей правоты. И это более чем "досадно".

В своем последнем своем монологе Жавер говорит, как человек, желающий донести не общие сведения, как в случае с докладом, а свои собственные мысли. Он же практически ходит по кругу в этой своей речи, как человек, не привыкший объяснять свою точку зрения и опасающийся, что его не поймут.
Тем более, что он не совсем уверен, с кем он разговаривает. (К стати, а вот эта тема прекрасно сыграна Перкинсом)

В свете всего этого вовсе не удивительно, что, при аресте мэра, он, что называется, "слетел с петель")))

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека

20:07 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Решил я на досуге перечитать историю о том, "каким образом Жан может превратиться в Шан" и еще раз рассмотреть поведение господина инспектора в данной ситуации. Но, поскольку, закладок у меня в этом томе присутствует порядочное количество, а в метро порой основательно трясет, книга все время норовила открыться не там где надо, и подсунуть мне не то, что нужно.
В итоге я обнаружил, что:

а) Жавер казался бесстрастным, его суровое лицо не выдавало никаких чувств. Между тем он был серьезно и глубоко озабочен. ( Часть первая, книга пятая, глава 13)

в) Если бы при входе Жавера в переднюю больницы его увидел человек посторонний, то он никогда не догадался бы по его внешнему виду о том, что происходит в его душе. Жавер был холоден, спокоен, серьезен, его седые волосы были аккуратно приглажены на висках, и по лестнице он поднялся своим обычным неторопливым шагом. (Часть первая, книга восьмая, глава 3)

Но - Все, что лежало на душе Жавера немедленно отражалось и на его лице... ...На этом лице, простом и непроницаемом, как гранит. (часть первая, книга шестая, глава 2)

Нет, я все могу понять: нужно автору одно - никаких чувств, другое - все немедленно отражалось. Но может все-таки в разных главах, а? Глядишь, никто и не заметил бы ничего необыкновенного.
Но в одном абзаце, с разрывом всего в несколько строк...
Или может я чего-то не понимаю, и это совершенно естественно, когда на лице, непроницаемом, как гранит отражаются душевные переживания? Особенно, если человек этот подвержен резким сменам настроения?

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие

20:01 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Да, да, я сам просил меня развернуть. Развернуло, блин...)))

Под впечатлением от Javert déprimé meute muette, ныне svora.
читать дальше

@темы: не до арт, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Искривление пространства

19:31 

Доступ к записи ограничен

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:17 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Попытка заглянуть в детство господина инспектора.
Автор говорит нам о нем мало и скупо: Родился в тюрьме от гадалки, чей муж был сослан на галеры. Точка. Дальше он подрос и начал чертовски логично размышлять.
А вот что было до этого?
Не имея возможности вооружится исследованиями о житии заключенных Франции того времени, я вооружаюсь логикой и начинаю строить предположения.
читать дальше

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека

23:03 

Двое в городе.

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Классическая добротная психологическая драма.
Все соответствует аннотации:
Благодаря поручительству тюремного воспитателя Жермена, грабитель банков Джино досрочно выходит из тюрьмы. Бывший заключенный решает покончить с преступным прошлым, устраивается на работу и начинает честную жизнь. Но роковая случайность сводит Джино с инспектором, который посадил его за решетку 10 лет назад. Усердный полицейский считает, что преступников может исправить только могила, и начинает слежку за Джино, бесцеремонно вторгаясь в его личную жизнь.
Но насколько отвратительный тип этот инспектор. Мишель Буке прекрасный актер, его инспектора действительно хочется убить, потому что рядом с ним инспектор Ньютона - образец порядочного и тактичного полицейского.
Я увидел фанатика. Я увидел человека, упертого в своей уверенности, что однажды преступивший закон - неисправим. Я увидел пресловутое недреманное око, постоянно устремленное на подозреваемого. При этом, человека с кристальной совестью - он ведь точно знает, что прав. Воистину - страшный человек.
Инспектор Жавер рядом с ним просто равнодушный служака.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Самодостаточность, Беседы с зеркалом, Cinema

19:57 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Не знаю, бред ли это сумасшедшего или записки сумасшедшего и имеет ли это отношение к сумасшествию?...
Но в какой-то момент мне показалось, что книжный Жавер внутренне сопротивляется происходящему вокруг него. Я читаю "раскладку" его поступков - и вижу одно. Я читаю описания его действий - и вижу другое. И мне почему-то хочется в итоге верить инспектору, а не словам автора.
Я чувствую некое чувство протеста - невысказанного(а кто бы позволил), не явного... Но тем не менее чувствую я некое сопротивление, хоть убейте.
Да сколько книжных персонажей прошло мимо меня! И многие умирали - более или менее обоснованно. И когда герой(или антигерой) которому симпатизируешь, погибает, всегда грустно и обидно. Но ни у одного я не наблюдал такого сопротивления авторским словам. Такого, почти яростного нежелания соответствовать.
Наверно этим же самым зацепил меня Жавер Шарля Ванеля. В нем тоже чувствуется некий внутренний протест происходящему. И не спрашивайте меня, с чего я это взял. Но вот мелькает в нем что-то такое, словно говорит он: - не знаю я, зачем я здесь, не по своей воле, но, что поделаешь, да, служба такая...
В том же Перкинсе протеста не наблюдается - его инспектор в конфликте с собой, но не с происходящим с ним.

Ох, инспектор Жавер, вы меня точно сведете с ума. Или доведете до алкоголизма )))

@темы: Беседы с зеркалом, Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

19:25 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Итак:
Остается два выхода. Один - вернуться немедля к Жану Вальжану и заточить беглого каторжника в тюрьму.
Другой выход...

читать дальше

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом

12:02 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Маленький, не привлекающий особого внимания момент:
Вскоре после этого случая Мадлен был назначен мэром. Когда Жавер впервые увидел Мадлена, опоясанного шарфом, дававшим ему власть над всем городом, он ощутил такой трепет, какой мог бы ощутить пес, который под одеждой хозяина почуял волка. С этой минуты он стал всячески избегать встречи с ним. Но когда служебные обязанности принуждали его являться к мэру и уклониться от этого было невозможно, он выказывал ему глубочайшее почтение.

Вот оно. Стал избегать встречи - нормальная человеческая реакция. Ты не знаешь, что делать - ты не делаешь ничего. Уходишь от проблемы. Делаешь вид, что ее нет. Меня там нет, я ничего не вижу, меня это не касается. Своеобразный психологический блок. С глаз долой - из сердца вон и не думать об этом.
Вот каким образом инспектору так долго удавалось двигаться по своему прямому пути.
В данный момент он просто удалил месье мэра из своего мира. Вычеркнул его из поля зрения.
И не столкнись они в деле Фантины, мэрствовать бы Вальжану до конца дней своих.
Опять же - подозревал он кого? Фабриканта Мадлена. Как только Мадлен стал олицетворением власти, Жавер постарался забыть о нем. Начал относится к нему как к символу власти, которому надо выказывать почтение, если того требуют обстоятельства, а во все остальное время можно игнорировать само его существование.

И мне кажется, что по уходу с баррикады инспектор собирался поступить точно так же - убрать Вальжана из своей жизни. Сказать себе: "Он погиб, как и все прочие. Его больше нет". И забыть о нем. Обходя улицу вооруженного человека десятой дорогой.

И снова - живой человек. Он не не умеет сомневаться - он всеми силами не желает сомневаться. И просто закрывается от всего, что может в нем эти сомнения посеять.



А вот еще очень любопытное замечание: Как все люди с сильными страстями, он был подвержен резким сменам настроения.
С сильными страстями, о как...

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом

22:59 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Интересно вот, каким образом этот суровый, почти угрожающе суровый человек заслужил протекцию г-на Шабулье? Или у того хобби такое было - брать по свое крыло всяких фанатиков, своим видом и взглядом пугающих народонаселение?
Но это так, к слову...

А вот момент, давно не дающий мне покоя:
Он арестовал бы родного отца за побег с каторги и донес бы на родную мать, уклонившуюся от полицейского надзора. И он сделал бы это с чувством внутреннего удовлетворения, которое дарует добродетель.
Наряду с этим - жизнь, полная лишений, одиночество, самоотречение, целомудрие, никаких удовольствий.

"Наряду с этим" подразумевает противопоставление. Или я не прав?
Но противопоставление чего чему? Неправильного - правильному? Плохого - хорошему? Что чему тут пытаются вроде как противопоставить? И для чего?
Или это просто некий хитрый стилистический ход?
Ведь если в этом моменте включить обывательское мышление, то мы увидим бесчувственную скотину и хладнокровного мерзавца. Человека, у которого отсутствуют человеческие чувства и желания. Арестовать отца! Донести на мать! Экое чудовище!

Все мы, в тех или иных аспектах, склонны осуждать поступки других и снисходительно относится к таким же поступкам со своей стороны или стороны своих близких.
Начиная с мелочей - если кто-то ночью орет под моими окнами, он без сомнения достоин быть забранным в милицию, но если мне с компанией захотелось поорать пьяных песен, то мне плевать на всех и - а что я такого сделал?
И заканчивая более серьезными вещами - кто-то совершил убийство - к ответу его, где справедливый суд, где соответствующее наказание! Да за такое расстреливать надо! Но если дело касается нас, то - о, он не мог этого сделать, это все обстоятельства, случайность, ведь это можно как-то решить, правда? Знакомствами, деньгами...
Люди по природе своей готовы укрывать убийцу, если он их родственник, и тащить в милицию незнакомого подростка, укравшего пачку жвачки.
И человек, не делающий разницы между своими и чужими, да еще при таком прелестном описании, не может не вызывать у большинства ничего, кроме неприязни и отторжения.

Автор старательно навязывает читателю свое мнение и горе тому, кому суждено было попасть в его руки!

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты, Словоблудие и бредомыслие

09:03 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот и как я сразу об этом не подумал...
Инспектор не умеет врать. Правда, умеет не говорить всего, но если представить, что он решил уволиться, то в этом случае он вряд ли позволил бы себе замалчивать какие-то факты. Да-да - оставаться в рамках прежней честности казалось ему недостаточным.
И тогда, подавая прошение об отставке, он автоматически сдал бы Вальжана.
Так-то Вальжан мертвым числится, инспектор единственный кто знает, что это не так.
Потому как Жавер мало того, что никому не сказал, кого упустил у монастыря, так еще и замолчал имя великодушного мятежника, отпустившего его с баррикады.
Назови он имя, и, глядишь, Вальжана арестовали бы без всякого участия в этом самого Жавера. Ну, разве что, на опознание вызвали бы.
Получается, что отпустить Жана инспектор решил гораздо раньше, нежели нам пытается доказать Гюго.
Мысль пошла дальше, а начал-то я об отставке...
Завершая - так что не мог инспектор уволится. И было у него для этого достаточно причин. О которых у Гюго, кстати, не упоминается ни единым словом.

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

18:00 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
А еще я, кажется, понял, зачем Перкинсу такой грим в конце сделали.
Из него же нет-нет, да прорывается мальчишка, а-ля шериф из "Жестяной Звезды".
Господа операторы-режиссеры эту фишку знали, или вовремя отследили, да и решили избежать. Ибо кадры, конечно, получились бы прекрасные, только вот к чему их привязывать...

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, Беседы с зеркалом

11:20 

Предвзятый взгляд на известные события.

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Лежать на спине было хорошо. Можно хоть как-то расслабить, наконец, ноющие мышцы спины, вытянуть, сколько получится, ноги... А ведь еще немного, и, не подойди этот красавчик со своим дурацким вопросом, он просто безвольно повис бы на опутывавших его веревках. Держался уже из последних сил - плечи и спина немилосердно ныли, жилы в них, казалось, готовы были порваться от напряжения. Ног он уже почти не чувствовал.
Слышал, как кто-то сказал о нем в пол-голоса:
- Ишь, стоит... Задумался...
Он почти обрадовался. Пусть так и считают.
Держать голову прямо не было сил - все они уходили на то, чтобы не упасть, не обвиснуть.
Хорош бы он был, болтающийся у столба, как тряпичная кукла. Представитель власти... Он горько усмехнулся про себя.
Если бы оставались силы, то на вопрос этого мальчишки Анжольраса "Тебе ничего не нужно?" он бы рассмеялся. Что может быть нужно человеку, приговоренному к смерти? Но сил не было, и он ответил вопросом на вопрос:
- Когда вы меня расстреляете?
Услышал в ответ:
- Подождешь. Теперь у нас все патроны на счету.
Можно подумать, один патрон сыграет какую-то роль для этой обреченной баррикады. Но сил уже не оставалось, а они были ему нужны. Очень нужны...
И он сказал:
- Тогда дайте мне пить.
Пока его поили, он снова поймал себя на желании рассмеяться. Только застарелая привычка не давать волю эмоциям помешала сделать это.
Но, право же, смешно - один человек дал воды другому, а в сущности оба они - трупы. Мертвецы...
Он бросил взгляд на лежащее на столе тело старика, накрытое черной тканью. Что бы и ему не лежать вот так же...
Вода освежила, но и только. Он остро осознал что не простоит прямо и десяти минут. Тело отказывалось подчиняться.
- Это все? - снова спросил Анжольрас.
Он стиснул зубы. Просить было невыносимо. Но, в конце концов, он скоро будет мертв и они тоже. Можно перетерпеть... А силы ему еще понадобятся. Когда его соберутся расстрелять, он должен стоять на ногах и стоять прямо...
- Я устал стоять у столба. Не очень-то вежливо с вашей стороны оставить меня так на всю ночь. Связывайте меня как угодно, но почему не положить меня на стол, как вот этого?
Кивком головы он указал на труп Мабефа.

Теперь было хорошо. Даже не смотря на скрученные за спиной руки, лежать на которых было не удобно, но, в целом, терпимо.
На грани сознания мелькнула одобрительная мысль, что связывают его грамотно. Хотя к чему вся эта канитель, когда так просто может все решить удар ножом. И патроны их драгоценные целы будут.
Чей-то взгляд, назойливый, пристальный, мешал лежать спокойно. Он повернул голову.
Знакомое лицо...
Память услужливо подкинула ряд воспоминаний, не слишком приятных - история с доносом в Монрейле, глупая, мальчишеская самонадеянность здесь, в Париже...
А ведь он каждый раз расценивал появление этого человека в своей жизни, как некий подарок судьбы, возможность что-то там доказать... и каждый раз получал только неприятный осадок в душе и постоянно возвращавшееся чувство досады.
Он закрыл глаза.
Пора бы уже привыкнуть, что его судьба скупа на приятные подарки... Вот и сейчас, явно, преподносит очередной свой сомнительный дар.
- Этого следовало ожидать, - не сдержавшись, произнес он.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Самодостаточность, Ищу человека, Искривление пространства, тема для

16:28 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Моя неожиданная ассоциация привела к совершенно неожиданной, а из нее выродилось следующее:


До чего же мы несчастные, Жаверы,
Нас по книге не положено любить.
И повсюду - в фильмах, мюзиклах и пьесах
Нас сюжетом установлено топить.


А я не хочу, не хочу "по сюжету"
А мне наплевать на бездушный канон.
Я здесь, на мосту, проторчу до рассвета
И будет Гюго посрамлен.

Как-то так )))

@темы: Искривление пространства, Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, стоп-кадр

22:57 

Как-то вот так...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот и все. Холодноя сталь коснулась горла.
Что... Что он делает? Зачем? Не может же он... Он не посмеет!

Жан Вальжан разрезал мартингал на шее Жавера, разрезал веревки на кистях рук, затем, нагнувшись, перерезал ему путы на ногах и, выпрямившись, сказал:
– Вы свободны.
Жавера трудно было удивить. Однако, при всем его самообладании, он был потрясен. Он застыл на месте от удивления. Пальцы его бездумно теребили сюртук, застегивая пуговицы. В голове билась одна мысль - это не справедливо...
Сквозь пульсацию крови в висках он услышал, с трудом разбирая слова:

– Я не думаю, что выйду отсюда живым, но, если случайно мне удалось бы спастись, запомните: я живу под именем Фошлевана на улице Вооруженного человека, номер семь.
О чем он говорит? Что ему надо? Какой Фошлеван? Он что, не понимает? Он не понимает!
Пальцы вцепились в верхнюю пуговицу. Дышать было тяжело, грудь вздымалась, словно он не стоял спокойно, а только что выдержал длительную погоню... Не отдавая себе отчета в том, что делает, он принялся расстегивать сюртук - пуговицу за пуговицей.
Холодная ярость душила его.
Он не понимает...

Жавер оскалился, как тигр, и, скривив рот, процедил сквозь зубы:
– Берегись.
Слышишь? Я твой враг. Я не оставлю тебя... Я не остановлюсь. Слышишь ты меня или нет?
– Уходите, – сказал Жан Вальжан.
За яростью пришло неожиданное опустошение.
Жавер переспросил:
– Ты сказал: Фошлеван, улица Вооруженного человека?
Зачем, зачем мне это знать? Какая мне, в сущности, разница, где он живет?
– Номер семь.
– Номер семь, – вполголоса повторил Жавер.
Вот и все. Безнадежно...
Он снова застегнул сюртук, распрямил плечи по-военному, сделал пол-оборота, скрестил руки и, подперев одной из них подбородок, зашагал в сторону рынка.
Горечь разочарования и непонятная обида тлели в нем. На что я надеялся? На этого человека? Глупец... Вспомни - он уже пожалел меня однажды! "Вы честный человек, я уважаю вас"... Смешно... Право, лучше бы он меня ненавидел. Хотя, что толку - те, кто меня ненавидят, тоже неспособны...
Жан Вальжан провожал его взглядом. Пройдя несколько шагов, Жавер обернулся и крикнул Жану Вальжану:
– Надоели вы мне до смерти! Лучше убейте меня!
И всем будет хорошо. Им. Вам. Тем, у кого есть будущее. У меня его - нет...
Сам того не замечая, Жавер перестал говорить Жану Вальжану «ты».
– Уходите! – крикнул тот.
Жавер удалялся медленным шагом. Он ждал выстрела в спину. Он надеялся на него. Он почти верил... Ну... Ну! Ну же!!! Минуту спустя он завернул за угол улицы Проповедников.
Как только Жавер скрылся из виду, Жан Вальжан выстрелил в воздух.

Инспектор привалился спиной к стене дома, прижался всем телом к каменной кладке, страстно желая слиться с этой стеной, стать ею, обратится камнем, холодным, бесчувственным камнем...
Эхо выстрела стояло в ушах, как очередная насмешка судьбы.
Из прокушеной губы сочилась кровь...

@темы: Ищу человека, Словоблудие и бредомыслие, Искривление пространства, тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты

19:42 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Жан Вальжан разрезал мартингал на шее Жавера, разрезал веревки на кистях рук, затем, нагнувшись, перерезал ему путы на ногах и, выпрямившись, сказал:
– Вы свободны.
Жавера трудно было удивить. Однако, при всем его самообладании, он был потрясен. Он застыл на месте от удивления.

Продолжая свои, возможно утопические, рассуждения. (Которые я, безумным образом, веду даже не от конца к началу, а выдергивая те моменты, под которые уже нашел "доказательную базу". От этого весь сумбур, который прошу мне простить.)

Итак, Жавер потрясен. И - удивлен. Для моих рассуждений разделение этих эмоций чертовски важно. Потом Гюго будет долго объяснять, что все это явилось следствием того, что инспектора отпустил каторжник. Но...

Инспектор, по сравнением с Монрейлем, сильно изменился. На что он мог насмотреться в Париже тех лет, я уже краешком упоминал. Он уже, по ходу, решил сосредоточится исключительно на уголовниках, "наплевав" на всякое неприятие к бунту, что, однако, не могло ему даться очень уж легко. Он уже запутался. Он уже в сомнениях.
И вот, находясь на баррикаде, он видит для себя некий выход. Некий достойный уход от всего этого.
Вот он сидит и размышляет, пока его не сдает Гаврош. Нам не говорят, о чем он думает, но нам говорят - как: Едва войдя в залу, он погрузился в какую-то сосредоточенную задумчивость, и, казалось, перестал замечать окружающее.
И, на самом деле, перестал. Он не замечает ни Гавроша, ни приход Анжольраса, ни появление рабочих...
И это первокласный шпион, замечающий и отмечающий все. На тот момент он должен был уже собрать всю информацию о баррикаде и мятежниках, дальше на ней оставаться опасно и бессмысленно, самое время, извиняюсь, "сваливать" оттуда. А инспектор идет в уединенное место и придается размышлениям.
Что же так заняло его мысли? О чем инспектор, которого угнетала необходимость размышлять так сосредоточенно задумался?
А не о возможности ли покончит с той путаницей, которая уже имеет место быть в его жизни и мировоззрении? А? Погибнуть на баррикаде при исполнение долга - достойный выход.
Мелькнет упоминание о незаряженном ружье - логично, черт возьми. Жавер не собирается стрелять в солдат, таких же представителей закона, как он сам. Но при этом он не может не понимать, что когда все начнется - а начаться может в любой момент - каждый человек с оружием в руках, находящийся на баррикаде, будет убит этими солдатами.
Есть одно но - оставшись на баррикаде, он не сможет доложить о том, что выяснил. И это, конечно, не может его не угнетать.
Вот вам причина для тяжелого, сосредоточенного размышления.

Он не сопротивляется, не возражает, не угрожает повстанцам, когда они его связывают и обыскивают. Что за странная покорность?
Или он почти благодарен им, за то, что они лишили его возможности выбирать? Поэтому не сопротивляется?
Он даже, практически, настаивает на своей смерти:
- Почему же не сейчас?
- Мы бережем порох.
- В таком случае прикончите меня ударом ножа.

И мне кажется что это не просто позерство, а желание разрешить, наконец, ситуацию.

И вот, когда Вальжан берет на себя неблагодарную миссию расстрела, и инспектор у же готов сделать последний вздох, готов полностью, без остатка, после долгого и мучительного ожидания, ему говорят - Вы свободны.
И потрясен он не самим поступком Вальжана, а крушением свей убежденности, что он уже мертв.
Он начинает угрожать - хотя это бессмысленно, согласитесь, Вальжан не протестует и не пытается скрыться, он уже сдался, назвав свой адрес - к чему угрожать?
А инспектор просто пытается все-таки получить то, что почитал уже своим - смерть.
Но в этом ему отказывают, он снова не знает как ему быть, он начинает действовать механически:
снова застегнул сюртук,(снова? Почему - снова?) распрямил плечи по-военному, сделал пол-оборота, скрестил руки и, подперев одной из них подбородок, зашагал в сторону рынка. Жан Вальжан провожал его взглядом. Пройдя несколько шагов, Жавер обернулся и крикнул Жану Вальжану:
– Надоели вы мне до смерти! Лучше убейте меня!

И "вы", мне кажется, это обращение не конкретно к Вальжану, как нам услужливо подсказывают. Это некие абстрактные "вы".
Жавер открытым текстом просит убит его. Потому что он не знает, как жить.
Но... Просьба его выглядит вызовом. Позерством. Надменностью. Как угодно выглядит - только не просьбой.
Некоторые люди просто не умеют просить или говорить о своих страданиях.

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Искривление пространства

02:02 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Я старательно пытался вникнуть в смысл книги. Получалось у меня плохо. Вернее - совсем не получалось. Другая мысль, другая и о другом не давала мне покоя.
Наконец я сдался.
Захлопнул книгу, поглядел на обложку и заговорил:
- Что же случилось? Почему инспектор так изменился после перевода в Париж? А он изменился. Бесспорно. Почему он так покорно, молча, позволяет себя связать?
Почему принимает все от этих бунтовщиков - это при его-то заявленой ненависти ко всякому бунту! Кажется, он скорее поступил бы, как Жавер Джеффри Раша - валяясь на земле, под дулом пистолета, практически командовать: "Сдавайтесь!" А тут полнейшее равнодушие - и к себе и к ним. Почему? Что случилось?
- Ну... - протянул Шарль-Морис Талейран, в лукавом раздумье поднимая взгляд к потолку и постукивая об пол тростью, - Мало ли что... Мало ли что могло случится в период с 1823 по 1832 год...
- Опа... - Только и смог произнести я.


Кажется, я нашел ответ, откуда эта фраза Жавера "Это справедливо."
Вальжан - уголовник.
Друзья Азбуки - политические.
Как инспектор относится к уголовникам? Наверное, это можно определить одной фразой "Вор должен сидеть в тюрьме."
Как инспектор относится к политическим? А вот думаю что никак. Вообще - никак.
Потому что они не в его компетенции, не в его власти, они для него - никто. Как может наш честный, зашоренный(без иронии) Жавер относится к этим бунтовщикам, если на троне сейчас Луи-Филипп, "Король Баррикад", взошедший на трон благодаря такому же бунту, такой же революционной толпе в 1830-м?(А инспектор, будучи в Париже, не мог не быть свидетелем этого восшествия). Как он может к ним относится, если "при тогдашнем настроении умов участие в мятежах было явлением настолько широко распространенным, что на это приходилось по неволе закрывать глаза."?
Совершенно справедливо, если его расстреляет человек не то, чтобы имеющий на это право, но более подходящий на эту роль, нежели мальчишки-студенты и рабочие.

Мысль, однозначно, требует развития, и если у кого появится интерес или вопросы-возражения - милости прошу.
Конкретно сейчас у меня нет сил. Я просто все больше убеждаюсь, что в том, что касается инспектора, Гюго стоит слушать через два раза на третий. И особенно внимательно вглядываться в то, о чем месье автор умолчал...

И напоследок:
- Друг мой, - Талейран добродушно улыбнулся, - Вы помните, конечно, что слова даны нам, что бы скрывать свои мысли. Но также слова даны нам, что бы, если это нужно, ограничить пространство мысли нашего слушателя.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом, Анна Ивановна, тема для

Беседы с зеркалом

главная