Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: словоблудие и бредомыслие (список заголовков)
20:34 

Ищу человека...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Пройдя несколько шагов, Жавер обернулся и крикнул Жану Вальжану:
– Надоели вы мне до смерти! Лучше убейте меня!

Экий надоедливый Вальжан. Десяти лет прожить спокойно не может, что бы он не попался на пути инспектора. Глаза намозолил.
Или "вы" вопреки пояснениям автора - это таки множественное число? Но тогда кто эти "вы"? К кому, в лице Вальжана, обращается Жавер?

Нет, двоится Жавер. Ой двоится. Такое впечатление, что Гюго нарочно путает следы. И очень многое, сдается мне , надо читать вопреки его описаниям и пояснениям.

читать дальше

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом, тема для

12:10 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Интересно, что практически во всех аннотациях, предисловиях, пересказах и пр. Жавер рисуется "неутомимым преследователем" Вальжана. То есть, если не читать книгу, создается впечатление, что Жавер больше ничем не занимается, кроме розысков одного, отдельно взятого, беглого каторжника.
Но ведь на самом деле это не так. По большому счету инспектор к Вальжану равнодушен. Из разряда: появился в поле зрения - будем ловить, исчез с горизонта - и черт с ним, других дел полно.
Так откуда взялась эта легенда о неутомимости? Из привычки считать именно Жавера антагонистом?

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

01:52 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Жавер был холоден, спокоен, серьезен, его седые волосы были аккуратно приглажены на висках...

Пардон - седые? Это в сорок-то лет?
Если это не опечатка и не огрехи перевода, то подобная "мелочь" может сказать об инспекторе больше, чем все словоизлияния автора...

@темы: Словоблудие и бредомыслие, Цитаты, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

00:03 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Беда Жавера состоит в том, что Гюго, по большей части, использует его не как персонажа, а как некий спецэффект.
И описывает его в каждой конкретной сцене согласно требуемого воздействия.
Отсюда вся эта путаница, противоречия, отсутствие четкости в цельной личности инспектора.
Такое впечатление, что сам автор не всматривается во внутренний мир своего собственного персонажа. И это не было бы так удивительно, если бы то же самое происходило в отношении других.
Но ведь нет.
Или я не прав?
Если что, скажите - рассмотрим ))

Но сейчас я не об этом.
читать дальше

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ни о чем, Беседы с зеркалом, тема для

19:14 

Господа, со мной случилась истерика...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Продолжая тему курсовой.
Там есть много чего замечательного.
Например: В святости Жана Вальжана воплощена правота добра, в злобе Жавера — вся абсолютная жестокость зла.
О, да, Жавер был невероятно злобен, а, когда ему удавалось позлобствовать особенно зло, он злобно позволял себе понюшку табаку. Причем такого, "злого" табаку.
Или вот, просто великолепное: Гюго непритворно восхищался Мириэлем, он непритворно любил Жана Вальжана. Он ужасался, но вполне искренне уважал Жавера.
Ничего не скажу насчет Мириэля но дальше... Да, заставить несчастного старика медленно умирать от одиночества - это несомненная любовь. Какое уж тут притворство. А уж насчет искреннего уважения... Я даже думать боюсь теперь о чьем нибудь возможном искреннем уважении ко мне.
Едем дальше : Когда Вальжан спасает Жавера, то за этим поступком Гюго ставит возможность исправления закоренелого злодея путем воздействия на его сознание идеи «абсолютного добра» Закоренелого злодея - это вообще о ком? Об искренне уважаемом злобном Жавере или о непритворно любимом Вальжане?
Ведь еще чуть дальше мы читаем : В сюжетном плане появление на баррикаде Вальжана оказывается необходимым для того, чтобы показать путь героя от абсолютного порока к абсолютной добродетели.
Эва как. Вальжан-то у нас, оказывается, был изначально порочен. Причем абсолютно. Видимо, еще зарабатывая подрезанием деревьев, он уже в тайне мечтал скрасть где-нибудь хлеб. Жаль, автор нам об этих его мыслях ничего не рассказывает.

После всего этого фразу о том, что Жавер у Гюго мгновенно перерождается под воздействием доброго поступка Жана Вальжана, точно так же как последний внезапно переродился под воздействием добродетельного Мириэля. Можно признать логичной и обоснованной.


У меня от всего этого сумбур в мыслях и видится мне большая вывеска: АБСОЛЮТНЫЕ МОРАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ. А под ней табличка - "распродажа"

@темы: Беседы с зеркалом, Самодостаточность, Словоблудие и бредомыслие, Цитаты, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

16:10 

1978

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Я уже говорил об этом, но чувствую настоятельную потребность высказаться еще раз. По поводу фильма 78 года.
В этом фильме очень много внимания уделяется именно отношению Вальжан - Жавер. Больше, меня лично, в этом фильме ничего не привлекает. А что там может привлекать?
Безобразно снятые сцены на баррикаде?
Невнятные Анжольрас и компания?
Практически полностью отсутствующие Тенардье?
Несколько смазанный дедушка Жильнорман? Ну, разве что...
Ах нет! Епископ.
Но он во многих фильма хорош. Единственный Мосеньор, который вызывает у меня отторжение - это епископ из версии 98 года.

Но я отвлекся.

Так вот - характер и мироощущения инспектора нам показываются очень полно, с одной стороны стараясь не отходить от канона, с другой - практически игнорируя его.
Мы узнаем, что он родился в Тулоне и там же и работает. Ни с кем не общается помимо должностных обязанностей, "всегда один"... И это соответствует канону - ведь решив, что в нормальное общество он никогда не войдет, что оставалось Жаверу, как не замкнуться в себе? Он считает себя изгнанным из общества, он не хочет быть на стороне преступности, но и в стане полиции он чувствует себя чужаком. Еще бы, при отце - преступнике. Это не смываемое пятно...
Однако нам показывают и живого человека - он способен на иронию, он способен даже на сочувствие. И это оправданно - да, где-то жаль, сильный человек сломался - но, в конце концов, сам виноват. Нечего было красть, нечего было устраивать побеги... Столкновения совести и долга не происходит.
Зато вырабатывается привычка оценивать вещи определенным образом. А привычки, знаете ли, так просто не ломаются.
И еще один момент - в Тулоне он последние годы был начальником гарнизона, все подчинялись ему. Он не привык, что бы его решения оспаривались.
Тем удивительнее и непонятнее для него протест месье мэра против ареста Фантины. Ведь все согласно инструкции, согласно закону... В чем же дело?
Нам очень много показывают эмоций, но эмоций сдерживаемых. Перкинс передает их всеми способами - лицом, взглядом, голосом... Сколько сдерживаемой горечи и боли в произнесенном, почти скороговоркой, "я останусь на своем посту, пока мне не найду замену". Он держался весь разговор, и вот, повернувшись спиной, уже уходя, чуть не срывается. Тоже самое происходит на баррикаде - он насмешливо, с некоторым вызовом говорит с Вальжаном, но стоит тому уйти - и мы видим другого человека. Человека, который отнюдь не равнодушно ожидает расстрела. Да, он может взять себя в руки и рассмеятся в лицо смерти - но каких чудовищных усилий ему это стоит... Чувствам Жавера уделено больше внимания, чем даже чувствам Вальжана.
Нам рисуют личность, которая всю жизнь прячет человека в себе...
Нам дают психологический портрет человека, замкнувшегося в себе, в своем одиночестве и страдающего от этого.
(это, конечно, абсолютное ИМХО, просто многие эмоции Жавера-Перкинса мне чертовски знакомы, а кроме как на ощущение изгнанности из общества и одиночества мне опираться не на что.)

И самоубийство этот Жавер совершает отнюдь не в смятенных чувствах. У него было время все обдумать - пока он выбирался из канализации, пока (возможно) докладывался начальству. Пока переодевался, наконец.
На мой взгляд он понимает, что устал. Устал жить так, как жил. Устал носить маску бесстрастности. Она стала слишком тяжела для него.
Он уходит не из-за выбора между пресловутыми долгом и совестью.
Он уходит от себя.


Да... Чем дальше я об этом фильме думаю, те больше мне кажется, что он был снят "фанатами" Жавера.:-D Уж больно логично и, м-м-м, душевно, прописана линия этого персонажа по сравнению со всеми остальными.

@настроение: Men like me can never change

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Беседы с зеркалом

21:41 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)


Порой, вспоминая как медленно и мучительно умирал в одиночестве Жан Вальжан, я почти благодарен Гюго за то, что он убил Жавера. А ведь мог бы тоже проявить "милосердие", уволить со службы и бросить подыхать в какой нибудь каморке.

@темы: Беседы с зеркалом, Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?, стоп-кадр

21:33 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Я уже высказывался на тему некой, на мой взгляд, "переигранности" финала романа. И продолжаю укрепляться в этой мысли. Многовато дыр...
Если даже оставить слабообоснованное самоубийсво господина инспектора (повторюсь, если бы он сдал Вальжана, а потом пошел на набережную, было бы логичнее), есть еще факты, которые мне кажутся притянутыми, что называется, "за уши".
Я даже не буду касаться господина Мариуса, который, проводя определенные розыски, не нашел газетной статьи, подтверждающей тождество Вальжана и Мадлена.
Видимо, единственный на весь Париж экземпляр уже "сныкал" г-н Тенардье.
А Тенардье просто поражает! Человек, ходящий под заочным смертным приговором и опасающийся лишний раз выходить на улицу проводит расследование, достойное, пожалуй, Шерлока Холмса!
Как, ну как ему удалось понять, что Фошлеван - это Вальжан? Откуда он мог взять это имя? Какими путями он вышел на него? Я не вижу этого.
И еще - Тенардье приносит с собой к Мариусу две газеты. Наличие первой я еще понять могу - она доказывает, что мсье Мадлен и Жан Вальжан одно и тоже лицо. (хотя, зачем это надо, объясняется весьма... туманно?)
Но вторая!
Она сообщает о самоубийстве Жавера. И вот объясните мне логически, зачем она нужна Тенардье? Откуда он мог знать, какую роль сыграет это заметка?
Свидетелй событий на баррикаде, на момент начала изысканий Тенардье, осталось ровно двое - Вальжан и Мариус.
О, видимо прочитав в этой замой заметке, что инспектор "был обязан своим спасением великодушию одного из мятежников", наш бравый сержант ватерлоо логически заключил, что на такой поступок способен во всем Париже только Вальжан! А еще, неким шестым чувством, понял, что и Мариус к этому причастен!

Для того, что бы вытребовать деньги с господина Понмерси, Тенардье надо было доказать что:
А) - Фошлеван на самом деле бывший каторжник Вальжан.
Б) - Козетта ему не дочь, а неизвестно кто.
В) - Вальжан убил неизвестного богатого иностранца.
Не хотите скандала - платите деньги. Все же просто!

Но! Ни одного внятного доказательсва по перечисленным пунктам г-н Тенардье не предъявляет. У него при себе только голословные, ничем не подтвержденные заявления (даже кусок от сюртука якобы убитого не является неопровержимым фактом. Если бы, волей случая, этот сюртук не принадлежал Мариусу, то где доказательства, что он пренадлежал убитому?).
Вместо этого наш шантажист приносит два возражения на убежденность Мариуса. Да он величайший пророк, если сумел предугадать ход разговора до такой степени...

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

18:00 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
В этот раз я зацепился за фразу инспектора "честность не страшится властей".
Она порядком может сказать о мировозрении Жавера. Он уверен, что любой преступник, любая "темная личность" властей боится. И поэтому стремится ли бежать, либо сопротивляться. И, как непреложный факт, оные власти ненавидит.

Наличие страха и ненависти помогают инстинкту определить преступника. А дальнейшее поведение инстинкту подсказывает действие оного: бежит - преследуй, сопротивляется, нападает - хватай за горло.

Вальжан Жавера никогда не ненавидел. Этот пункт в своих рассуждениях я могу сразу опустить.
Но всегда боялся. Сначала боялся, как человека, способного его разоблачить, (что в конце концов и произошло), потом боялся как одного из представителей закона, которые могут разлучить его с Козеттой.
Да, это был не тот страх, который заставляет терять разум и впадать в панику, но некая опаска, настороженность, всегда присутствовала.
Так порой смотришь на незнакомую собаку с мыслью "а вдруг укусит?".

Собаки очень хорошо чувствуют страх.
На меня периодически бросались псы, считавшие, что я забрел на их территорию. Я собак не боюсь, и в подобных столкновениях всегда поступаю одинаково - останавливаюсь и наблюдаю, как нападавший рано или поздно ретируется, так и не поняв, что со мной делать.
Я не проявляю агрессии, я не боюсь, я не бегу. Инстинкту не зачто зацепиться.

На баррикаде Вальжан принимает решение пожертвовать собой и страх оставляет его.
Он останавливает бегство, называя инспектору свой адрес.
И естественно ни о каком сопротивлении или агрессии речи не идет.

И инстинкт Жавера не срабатывает. Шаблон, по которому он привык действовать, ломается. А как поступать по другому он не знает. Мир рушится.
Около полувека он возводил свою крепость из этих самых шаблонов, стереотипов... И вот - ничего нет...

Собака может уползти в свою конуру, пережить поражение инстинкта и забыть об этом.
Но Жавер - человек. Он не сможет забыть.
Обрушение всего мира в 52 года - это тяжело. Смертельно тяжело.

И в данном контексте, пожалуй, Жаверу оставалось поступить только так, как он и поступил.
Men like me can never change...

И все равно - не сходится...

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие

04:16 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Когда он бывал доволен собой, то позволял себе понюшку табаку. Только это и роднило его с человечеством.(с) Ага..

А честность? А порядочность? А, наконец, высокомерие? Человечеству все это, видимо, не свойственно, да.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие

18:46 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Размышляя на тему, почему из всех кино-Жаверов меня наиболее зацепил инспектор Энтони Перкинса, я додумался вот до чего.

В большинстве экранизаций образ Жавера создается,видимо, исходя из первого его описания, поэтому мы получаем, как исходник, "олицетворение беспощадного долга". То есть тот самый символ. А дальше - куда кривая сценария вывезет. Потому и получается не всегда логично, а порой просто нелепо.

В фильме же 78-го года, такое впечатление, пошли с другой стороны. Задались вопросом, а что такое изначально могло быть в инспекторе, что привело его в итоге на берег Сены? Ведь просто всю жизнь быть честным, упертым, зашоренным служакой, а потом раз! - и сдвинуться - немного нелогично. Значит было что-то?
И вот мы получили не символ, а изначально живого человека. Который не является, но желает быть символом.
И вот это Перкинс играет, на мой взгляд, очень точно.

Его Жавер одинок, замкнут, практически "стоически тверд, серьезен и суров, печален и задумчив, скромен и надменен", но... способен сопереживать, сочувствовать.
Сцены в Тулоне достаточно красноречиво говорят об этом.
Зная за собой эту слабость инспектор и ведет замкнутый образ жизни, справедливо опасаясь каких либо привязанностей. "Идеал для Жавера заключался не в том, чтобы быть человечным, великодушным, возвышенным, а в том, чтобы быть безупречным". А чувства и привязанности ой как оной безупречности мешают.
Поэтому и начинает он преследовать Вальжана, не желая простить ему (и себе тоже) вызванное, и не единожды, сочувствие. Которое, к тому же, было "попрано" бегством Жана с каторги...

Инспектор-Перкинс всю жизнь борется с собой, всю жизнь пытается скрыть их от себя и окружающих, то, что он тоже живой человек.
И кажется мне, что конкретно этот Жавер пошел на набережную потому, что внезапно осознал свое безумное, страшное одиночество...

Вот поэтому, несмотря на то, что лучшей я считаю экранизацию 35 года, как наиболее точно передающую дух и символизм романа, мне ближе образ инспектора, созданный Энтони Перкинсом. Он мне, банально, понятнее. Как человек.

Хотя, наиболее точным попаданием в мое видение образа все равно остается Жавер Филиппа Куаста.

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

19:48 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Я вот тут, помнится, обещался высказаться на тему, почему мне кажется, что финал "Отверженныж" был практически в последний момент "переигран".
Ну что ж...
Вот Жан Вальжан идет на баррикаду. Как в Аррас, практически. Не хочет туда идти - а не идти не может. И толком не знает, что он там будет делать.
Ведь на баррикаде он даже не разговаривает с Мариусом.
Он понимает - треугольник "Вальжан - Козетта - Мариус" должен перестать существовать. Но как?
Уйти самому? Немыслимо!
Дождаться пока Мариуса убьют?
Но зачем тогда приходить на баррикаду?
Что бы убедиться в смерти "соперника" лично?
Или - в надежде на некий "божий суд"?
Вальжан и сам не знает.
И тут - о, радость! Косогор!
То есть Жавер.
Я смею утверждать, что в поступке Вальжана не было "чистого" милосердия. Это милосердие просто стало составляющей его плана.
План примерно таков - Вальжан честно пытается спасти Мариуса и, если ему это удается, он оставляет молодого человека с любящей его девушкой.
А ему самому уже не надо будет думать, что делать, потому что за ним придет старый добрый Жавер и исключит его из этого треугольника.
Не зря же он называет инспектору свой адрес.
Отличный план.
И вот мне кажется, что согласно этому плану и предполагалось развитие романа в неком, гипотетическом, начале.
Повторюсь - если бы Жавер пошел топиться после ареста Вальжана, смерть его выглядела бы логичнее.
Да и смерть самого Вальжана не была бы столь безобразно бесчеловечной. (появление "детей" практически в момент агонии, это на мой взгляд, не милосердие, а издевательство).

Но... Представьте себе реакцию на этот арест Козетты... Мариуса... Старика Жильнормана...
На сколько страниц (глав, книг) мог удлинится роман при таком раскладе?
Не хочу ни в чем обвинять Гюго (без меня справятся)) но мне приходит в голову только одна мысль. И мысль эта, выражаясь современным языком "задолбало".

Поэтому быстренько дописываем несколько строк в одну из предыдущих глав, выводим Жавера на левый берег Сены и...
Остальное мы уже знаем.(с)

Ну. насчет дописываем, я конечно, погорячился, но...
В любом случае, объясните мне, зачем Жавер поволок с собой на баррикаду предписание префекта? А?
Боялся забыть? Не смешно. У инспектора была прекрасная память! Сам Гюго об этом поминает неоднократно.
А для революционеров вполне достаточно было одного "удостоверения".
Так зачем же эта, с какого боку не посмотрю, лишняя деталь?
Но это уже так... "Левые" размышлизмы.)

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие

23:29 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Обидно бывает - начнешь развивать внутри себя некую мысль, а тут: оп! Ее чуть раньше уже почти высказали.
И такое впечатление, что ты не свои мысли думаешь, а чужие подхватываешь и развиваешь.
Пытаясь ответить на вопрос "за что Гюго убил Жавера"? я лично не мог пройти и мимо вопроса "а за что он так так мучительно убивал Вальжана"?
Но есть и другие вопросы.
За что принял мученическую смерть г-н Мабеф?
А Эпонина?
А полковник Понмерси?
Не слишком ли много мучеников?
Отверженные?
Нет. Жертвы.

Символы - твердит мне рассудок. Это всего лишь символы. Personnages, как утверждает переводчик гугл.
А я не хочу воспринимать из как символы. Я хочу воспринимать их как живых людей.
А этих людей предают мученической смерти.
И главный мученик, конечно, Вальжан.
Он всю книгу приносит себя в жертву. Искупая не столько свои грехи, сколько чужие.
Экая мистерия...
И вот близится время поледней жертвы. Последнего искупления.
Вальжан должен принять свой крест и взойти на него.
Но позвольте, а кто же его осудит? Кто станет Пилатом в этой мистерии?

Вот именно.
Вернее, мог бы стать.
О, если бы Жавер сдал таки Вальжана в руки правосудия, а уже потом, терзаемый совестью, пошел топиться...
Вот где было бы покаяние.
Вот где было бы некое искупление.
Вот при таком раскладе все встало бы на свои места.

Иногда мне кажеться, что почти в последний момент финал романа был "переигран"...

Вот протрезвею, переживу завтрашний день и попробую объяснить, почему мне так кажеться.


А вообще: "Стыдно убивать героев, чтобы растрогать холодных ирасшевелить равнодушных" (с)

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

08:30 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Чувствую себя Маяковским, на которого рычит Бурлюк: "Теперь пишите..." :))

Но вернусь к вопросу о символизме. Если принять как аксиому, что персонажи "Отверженных" являются тем или иным символом, и одни символы должны пасть перед другими, то...
Все равно не сходится.
Падают почему-то не те символы, которые были бы должны пасть.
Почему ничего не случается с таким "прекрасным" символом, как г-н Тенардье?? Вот кого стоило бы обрушить! Вот кого стоило бы заставить, если не покаяться, то, хотя бы, задуматься. Заставить устыдиться - хоть раз.
Так нет! Тенардье преспокойно уезжает в Америку торговать рабами.
Что же такое символизирует Жавер, если обрушение происходит именно с ним?

Наткнулся где-то на просторах Интернета на подборку "Афоризмы и высказывания великих людей". Увидел там, в частности, следующее: "Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно" В. Гюго.
Но если вспомнить, в чьи уста вложил Гюго эти слова...
Получится довольно интересно. Получится, что мне пытаются доказать, что доброта превыше справедливости. Или, даже, скажем так - справедливость, в которой нет доброты, не имеет права на существование.
Если так, то лично я могу сказать только одно - не-не-не, Девид Блейн. Катись-ка ты к чертям со своей уличной магией.

Что еще может быть? Общественное мнение (со слов самого Гюго)? Но общественное мнение мне кажется все-таки меньшим злом, чем низость, подлость, злоба (в плане символов).
Опять не сходится у меня "если" с "то".
Общественное мнение, как квинтэссенция человеческой подлости и низости? Но простите, а причем тогда здесь инспектор? Ни низости, ни подлости в его характере Гюго, не то что не прописывает, а прямо говорит об отсутствии этих качеств в Жавере. И, соответственно, символизировать он это не может.
Не ладно что-то в датском королевстве с этой теорией.
Но что же, все-таки, противопоставлено величию духа Вальжана? (Величию духа, как символа, разумеется) С чем его так упорно сталкивает автор, если не с низостью?(низость величию, как мы видим не поддается)
Просто с силой духа, без величия?
Но тогда мы возвращаемся практически к: "доброта превыше справедливости". То есть, к весьма и весьма спорному утверждению.

Нет, конечно, самое логичное - это
Жавер как символ, уже упоминаемой мною, Ограниченности и Слепоты Судебной Системы. И, как следствие, ее несправедливости. Ну, или что-нибудь в том же дуже.
И наверняка по этому поводу много где много чего много кем уже написано.

Мне просто нравиться размышлять об этом.
Я хочу самостоятельно разобрать "Отверженных", рассмотреть их со всех возможных (и не очень) сторон и придти к Своим Собственным выводам.

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

21:43 

Очередное словоблудие

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
На этот раз на тему "Спасение рядового Райана инспектора Жавера"

Гюго, надо отдать ему должное, очень качественно поработал. Он скурпулезно прописал ночь, безлюдное место, стремнину, из которой никто не выплывал, падение, даже агонию.
Он сделал все, чтобы вытащить инспектора было невозможно.
В итоге, для того, что бы все-таки спасти Жавера, придется сделать шаг в сторону, перейти в иную плоскость, иную реальность, иное отражение описаной Гюго действительности (да-да, привет, старина Желязны!)
Но в этом случае мы спасем уже немного не того инспектора.
И чем дальше мы будем отходить от "оригинального мира", упрощая себе спасение, тем менее "тем" Жавером будет спасенный нами.
Так что можно спасти сотни, при желании - тысячи Жаверов.
Кроме одного.

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

18:29 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Размышляя на тему, за что любезный наш Гюго так не любил Жавера, что даже, по слухам, протестовал против вытягивания его из реки, я доразмышлялся до совершенно фантастической версии.
А что, если инспектор был из тех персонажией, которые имеют привычку сопротивляться авторскому замыслу?
Бывает такое - создаешь некий образ, прописываешь ему определенные характеристики и стиль поведения, а в какой-то момент замечаешь, что он упорно вылезает из созданных тобой рамок и активно порывается двигаться в несколько ином, относительно прописанного тобой, направлении. Начинает, что называется, жить своей жизнью.
И вот Гюго, не потерпев подобного самовольства, сталкивает инспектора в сену... Хотя, замечу, мог духовно переродить. И возможностей для перерождения было несколько (но это уже отдельная тема).
Да, дядюшка Виктор долго объясняет нам, что Жавер совершил проступок относительно долга, и не имея возможности выбрать между оным долгом и собственной совестью, бросается в реку. Но ведь был момент, когда он, Жавер, уже совершил, со своей точки зрения, проступок относительно долга. И просил его за это выгнать с позором, а отнюдь не пошел топиться. Что, не было аспекта "совесть"? Я вас умоляю - что же, как не совесть привело его к мэру каяться, вместо того, что бы просто подать прошение об отставке.
Стал старше и сентиментальнее? Вообще смешно, если верить тому, что написал автор.
Так что же помешало Жаверу и на этот пойти и с позором "выгнаться"? А помешала мысль, которую автор вложил в голову инспектора, и которая сейчас кажеться мне несколько притянутой за уши. Это, в общих чертах, мысль о том, что закон невсовершенен.
А вот тут - стоп. Гогю столько раз намекал нам на некоторую узость мышления инспектора. Вот он прямо говорит, что "Мыслить было для него непривычно и необыкновенно мучительно. В мыслях всегда кроется известная доля тайной крамолы, и его раздражало, что он не уберегся от этого.
Любая мысль, выходящая за пределы узкого круга его обязанностей, при всех обстоятельствах представилась бы ему бесполезной и утомительной;".
Точка, конец цитаты.
Так с какого, извините перепуга, инспектор начинает думать о вещах непривычных, непонятных и чуждых? Все же очень просто - служитель закона отпустил преступника. Серьезный проступок. Недостойно полицейского!
Так пойти и уволится к чертовой матери!
К чему все эти путанные, протеворечащие "размышлизмы"? К чему: "Но как просить бога об отставке?" Почему это приходит в голову "узкомыслящему" инспектору, а простая мысль просить об отставке господина Жиске - нет?.

В свете мой версии причина одна - Гюго боялся Жавера. Боялся, как персонажа, который не хочет подчиняться ему, Автору, можно даже сказать - Создателю!
Невообразимо! Немыслимо!
He is dangerous! (с)
Утопить.


Повторюсь - версия совершенно фантастическая и, к тому же, предвзята.

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

10:28 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот есть вопрос - почему Гюго убил Жавера?
Сегодня утром мне пришла в голову мысль - а что, если это мы, читатели, в непонимании Великого Замысла, принимаем за человека всего лишь то, что для Гюго было символом? Символом ограниченности, жестокости и слепоты системы правосудия?
Мы читаем о том, как Жан Вальжан отпускает на свободу своего преследователя (однако, если вчитаться, не было у Жавера "идеи фикс" поймать Вальжана. Не преследовал он его, как показано во всех фильмах) а нам-то рисовали картину, как Величие Духа прощает Несправедливое Преследование Судебной Системы.
Мы видим самоубийство там, где на показывают всего лишь Неминуемое Обрушение Ограниченности и Слепоты Судебной Системы при столкновении с Милосердием и Великодушием.
Нам рисуют картину столкновения Морального Величия с Порочностью Системы - причем тут живые люди?
Но если Вальжан - символ, который Гюго лелеет и взращивает на протяжении всей книги, то Жавер нужен ему постольку-поскольку. Чисто для противопоставления. Он уделяет ему гораздо меньше внимания, чем, тому же Мариусу, например, и отсюда проистекают все те нестыковки, которые в итоге делают (для меня, во всяком случае) Жавера более живым, чем тот-же Вальжан.
Ну, не способен человек, на мой взгляд, с характером и ограниченностью взглядов, которые изначально прописал ему Гюго быть ироничным.
А Жавер бывает ироничным, черт возьми! Одна сцена со шляпой чего стоит!
Тут Гюго явно не досмотрел. Увлекшись, видимо, описанием Низости и Порочности в лице Тенардье, он, вместо того, чтобы запустить в лачугу Горбо какого-нибудь "левого" полицейского, приводит туда Жавера. И в этот момент символ, создаваемый автором, рушится и появляется живой человек.

Вот что, в частности, происходит в лачуге Горбо:

– Я прошу одного, – снова заговорил Гнус, – пусть не лишают меня курева, пока буду сидеть в одиночке.

– Хорошо, – ответил Жавер.

 

А вот, что мы получаем дальше, при последнем столкновении Вальжана и Жавера:

Лицо Жавера скривилось, как бывало всякий раз, когда он боялся, что его сочтут способным на уступку.

 

Это только мне кажется, что тут есть некоторые противоречия в поведении?

Так, мне уже два часа, как пора бы начать работать, а я тут, понимаете ли, сижу и размышляю.
Отпустите меня, господин инспектор!

@темы: Словоблудие и бредомыслие, кто-нибудь знает, как это лечится?

Беседы с зеркалом

главная