• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ищу человека (список заголовков)
19:42 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Может кто посоветует мне (а вдруг) годную литературу о жизни, быте и нравах простых французов примерно с 1750 по 1850 г.г.?

@темы: Беседы с зеркалом, Ищу человека, Самодостаточность

21:28 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Привыкая делать все без рассуждений, без убеждения в истине и добре, а только по приказу, человек становится безразличным к добру и злу и без зазрения совести совершает поступки, противные нравственному чувству, оправдываясь тем, что "так приказано".
Николай Александрович Добролюбов, "О значении авторитета в воспитании". 1875.

@темы: Ищу человека, Цитаты, кто-нибудь знает, как это лечится?

15:54 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Кому Гете, кому Ремюза. И настоящий маньяк всегда найдет, на чем взломать себе мозг.))

Странным человеком был Дюрок. Не широкого ума, при этом душа его, чувства и мысли были замкнуты в определенном круге - пожалуй, по собственной его воле. в характере его имелась известная ловкость и умение в мелочах. Он был более подчинен Бонапарту, чем предан, и думал, что находясь возле императора, можно делать все, только чтобы повиноваться ему пунктуальнейшим образом. Дюрок не позволял себе ни единой мысли, выходящей за пределы того, что он должен был делать на своем посту. Холодный, молчаливый, непроницаемый относительно всех тайн, доверенных ему, он, кажется, привык никогда не размышлять об отдаваемых ему приказаниях. Он не льстил императору и не старался понравиться ему доносами... Подобно верному зеркалу, он отражал перед своим господином все, что происходило в его присутствии, и передавал слова императора с теми же оттенками и в тех же выражениях, в каких они были сказаны. Если бы кто-нибудь должен был умереть на его глазах в результате данного ему поручения, он исполнил бы его с невозмутимой точностью. Я не думаю, чтобы он стал решать вопрос, был император великим человеком или нет, - это был господин, вот и все.

Я никогда не встречала никого, менее нуждавшегося в дружбе, в удовольствии от беседы; Дюрок не имел никакого представления о жизни в обществе, не знал, что такое любовь к литературе и искусству. Это равнодушие ко всему, эта пунктуальность повиновения без малейшего энтузиазма делали его человеком очень интересным для наблюдений.

Мадам Ремюза. Мемуары.

Эта характеристика полностью согласна с мнением всех его просвещенных современников. Редко кто из людей был так холоден, так сух, так занят только собой, без всяких дурных страстей, направленных против других. В то же время его справедливость, его честность, его верность были несравненны.
Но весьма любопытно, что моя мать,по-видимому, не знала известного теперь факта: Дюрок не любил императора, или, по крайней мере, строго судил его. В последнее время он был измучен характером своего господина и в особенности его системой, об этом слышали другие, и даже сам император, накануне или в день смерти Дюрока.

Шарль Ремюза.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты, Ищу человека

16:09 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Цыган - так меня звали с тех пор, как я себя помню. То есть лет с двух-трех, примерно. Это было моим первым, и, до определенного момента, единственным именем.
Именем, которое я ненавидел, даже, когда по малости лет не знал, что значит это слово. Ибо звучало оно, как плевок в лицо...
___________________________________________________________________________________________________________

Зудит. Просит воплощения. Остальное тоже зудит, но не так сильно.
А это вот... Начинаешь "расчесывать" - выливается текстом от первого лица. Меня это несколько пугает. Не я же это, совсем не я... Нет желания влезать в чужую шкуру, Боязно.
А еще не хочется вплетать свое понимание происходящего. Ибо, опять же - не я это.
А оно зудит.
Валится бессвязными кусками, диалогами, ситуациями, висящими в пространстве, без привязки к месту и времени. И время еще ничего, со временем я справлюсь - а вот место действия...
Не получается у меня описать то, чего я не вижу. Действие, последовательность действий, эмоции - все это я могу воспроизвести и описать. Место - нет. Его надо создать, придумать, а у меня очень плохо получается придумывать.

Хотя, на самом деле, все просто - вместо того, что бы сделать что-то, я пытаюсь понять, как было на самом деле то, чего никогда и не было.
Мне всего-то и надо ввести допущение. Волшебное "бы". Как бы оно могло бы быть, если бы.... И так далее.
А я зачем-то от этого "бы" отбрыкиваюсь, сижу и рефлексирую.
Ударьте меня чем-нибудь...

@темы: Ищу человека, Беседы с зеркалом, кто-нибудь знает, как это лечится?

00:06 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Я чего-то не понимаю, или, как водится, не вижу. Но вот несколько фактов, которые ввели меня в ступор:

...заглянул в газету, хотя вообще не читал их; на этот раз Жавер, как монархист,..( том 1, книга 4, глава 10)

Началом революции стало взятие Бастилии 14 июля 1789 года,.. (вики)

На начало революции господину (на этот момент - будущему) инспектору 9 лет.

Что же могло так жестко сформировать политические взгляды мальчишки, что бы он протащил их сквозь революцию, директорию и прочих бонапартов?
А ведь именно благодаря революции он, скорее всего, и поимел возможность перейти из стана тех, от кого охраняют, в стан тех, кто охраняет...

Да, я здесь не разбираю персонажа, а пытаюсь в очередной раз попытаться воссоздать судьбу человека.)

Если у кого есть какие мысли, то вам в Дом 50/52. это здесь
URL записи

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Ищу человека

URL
20:46 

lock Доступ к записи ограничен

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Еда для "подумать".

URL
01:03 

Сравнительный анализ

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
19:52 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот читаю я про Видока, начитавшись перед этим Бальзака, и в очередной раз задаюсь вопросом - а кой черт дернул старшего инспектора полиции лезть на баррикаду, да еще и без всякой маскировки, которая, согласно Видоку, Бальзаку, да и самому Гюго, была в то время весьма развита?
Его же, если исходить из эпизода с арестом банды в лачуге Тенардье, аки Жеглова, каждая собака знает? Плюс, как его описывает автор, Жавер обладает весьма примечательной внешностью, из разряда - один раз увидишь и всю жизнь кошмары будут преследовать.
И - никакой маскировки, кроме простонародной одежды...
Почему?
Нет, я все понимаю, для развития сюжета он должен был быть там, дабы Жан Вальжан мог его помиловать.
Но, по чисто жизненной логике, я оправдания данному поступку не вижу, кроме как уже высказываемой мною идеи об опосредованном желании инспектора умереть.
По той же, моей, идее, Вальжан так же решает умереть, для чего собственно и спасает Жавера.
Но все это мои домыслы, основанные на том, что автор до конца не раскрывает внутренние посылы к действиям этих героев. Или не раскрывает их вовсе.
А там, где один человек способен домыслить в одну сторону, другой вполне способен домыслить в другую.
Хочется некой дискуссии.
Если что - стучите в комнату 2В в доме 50/52

@темы: Беседы с зеркалом, Ищу человека, кто-нибудь знает, как это лечится?, тема для

URL
15:48 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Самое очевидное иногда очень трудно заметить. Но ведь - да!
JAVERT: You are going to understand, Mr. Mayor. I've never liked you. Since I've been here, I've always seen you take sides with those who have done wrong—release those detained for debts, send help to those in prison, you give bail for the little vagabonds of the street, what do I know? Just now again with this woman! Mr. Mayor, goodness which consists of deciding in favor those who are low against those who are above them—that's a bad kind of goodness. You are good with that kind of goodness. As for me, I am just—I don't like you.

И следом (на мой взгляд, очень в тему): Жавер... Ему нравится Жан Вальжан... И эта симпатия раздражает Жавера...

Это я о чем? О том, что нахожу поддержку своего восприятия инспектора в совершенно независимых источниках.

Источники:
Les Misérables by Victor Hugo Adapted by Charles Victor Hugo and Paul Meuricе (1863)

Les Miserables 1995 (Claude Lelouch)

@темы: Ищу человека, Цитаты, кто-нибудь знает, как это лечится?

22:17 

Несколько слов по поводу...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Книга 6. Глава 2. Каким образом Жан может превратиться в Шан.

В этой главе Жавер на редкость много говорит. Пожалуй, за всю эту главу он произносит больше слов, чем за весь остальной роман.
Начинает он свою речь не слишком уверенно - стоит опустив глаза, сперва собирается с мыслями, периодически делает паузы. Ему трудно и неприятно говорить на тему своей отставки.
Потом, начиная рассказывать о деле Шанматье, он, кажется, начинает чувствовать себя несколько уверенней - я приписываю это тому, что он попал в знакомую ему ситуацию, ситуацию некого устного доклада, (что, к стати, было прекрасно сыграно Ванелем) Этот стиль ему привычен, он чувствует себя в нем спокойнее и - допускает ошибку. Он позволяет мыслям, которые занимаю его, не зависимо от того, о чем он говорил в данный момент, прорваться наружу.
"Мне очень досадно" - говорит он - "Но этот человек несомненно Жан Вальжан"
Досадно... Очень досадно, что Вальжаном оказался не месье мэр...

И перед тем как попросить прощения, он с минуту машинально перебирает пальцами песок для просушки чернил.
Я бы сказал, что этот человек не совсем уверен в том, что хочет сказать.
Все факты не лицо, крыть нечем, и это... досадно, да.

Он продолжает рассказ о Шанматье - и снова его потаенные мысли лезут наружу: "Если это Жан Вальжан, тут рецидив". Если? Какое, откуда "Если?" Ведь только что, казалось, сомнений не было?
И, практически сразу: "Жан Вальжан хитрая бестия! Вот еще одна черта, по которой я его узнаю."
Что это с инспектором? С чего это он путается в показаниях?
Или, несмотря на все доказательства ему предъявленные, он продолжает сомневаться? Сомневаться, несмотря на то, что признает количество, кажется, несомненных подтверждений тому, что Шанматье и Вальжан одно лицо?
И ему досадно, что у него нет при себе ничего кроме"разных пустяков", что бы докопаться до истины?
Выглядит очень похоже.

Но если все это так, если он только заставляет себя поверить в неопровержимость фактов, к чему тогда этот разговор об отставке? За что Жавер так строг к себе?
Только за одно - "Но вот, не имея доказательств, в порыве гнева, из мести, я донес на вас..."
Не сам факт доноса, а то, что послужило его причиной, считает инспектор недопустимым и недостойным честного полицейского. .
Из мести и без доказательств - вот то, за что он готов наказать себя.
Иными словами - за некомпетентность.
Даже (тем более!) если перед ним сейчас стоит Жан Вальжан, а там, в Аррасе, только некий Шанматье, ему, Жаверу, нечего делать в полиции, потому что он не сумел разыскать доказательства своей правоты. И это более чем "досадно".

В своем последнем своем монологе Жавер говорит, как человек, желающий донести не общие сведения, как в случае с докладом, а свои собственные мысли. Он же практически ходит по кругу в этой своей речи, как человек, не привыкший объяснять свою точку зрения и опасающийся, что его не поймут.
Тем более, что он не совсем уверен, с кем он разговаривает. (К стати, а вот эта тема прекрасно сыграна Перкинсом)

В свете всего этого вовсе не удивительно, что, при аресте мэра, он, что называется, "слетел с петель")))

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека

19:31 

Доступ к записи ограничен

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
00:17 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Попытка заглянуть в детство господина инспектора.
Автор говорит нам о нем мало и скупо: Родился в тюрьме от гадалки, чей муж был сослан на галеры. Точка. Дальше он подрос и начал чертовски логично размышлять.
А вот что было до этого?
Не имея возможности вооружится исследованиями о житии заключенных Франции того времени, я вооружаюсь логикой и начинаю строить предположения.
читать дальше

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека

19:25 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Итак:
Остается два выхода. Один - вернуться немедля к Жану Вальжану и заточить беглого каторжника в тюрьму.
Другой выход...

читать дальше

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом

12:02 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Маленький, не привлекающий особого внимания момент:
Вскоре после этого случая Мадлен был назначен мэром. Когда Жавер впервые увидел Мадлена, опоясанного шарфом, дававшим ему власть над всем городом, он ощутил такой трепет, какой мог бы ощутить пес, который под одеждой хозяина почуял волка. С этой минуты он стал всячески избегать встречи с ним. Но когда служебные обязанности принуждали его являться к мэру и уклониться от этого было невозможно, он выказывал ему глубочайшее почтение.

Вот оно. Стал избегать встречи - нормальная человеческая реакция. Ты не знаешь, что делать - ты не делаешь ничего. Уходишь от проблемы. Делаешь вид, что ее нет. Меня там нет, я ничего не вижу, меня это не касается. Своеобразный психологический блок. С глаз долой - из сердца вон и не думать об этом.
Вот каким образом инспектору так долго удавалось двигаться по своему прямому пути.
В данный момент он просто удалил месье мэра из своего мира. Вычеркнул его из поля зрения.
И не столкнись они в деле Фантины, мэрствовать бы Вальжану до конца дней своих.
Опять же - подозревал он кого? Фабриканта Мадлена. Как только Мадлен стал олицетворением власти, Жавер постарался забыть о нем. Начал относится к нему как к символу власти, которому надо выказывать почтение, если того требуют обстоятельства, а во все остальное время можно игнорировать само его существование.

И мне кажется, что по уходу с баррикады инспектор собирался поступить точно так же - убрать Вальжана из своей жизни. Сказать себе: "Он погиб, как и все прочие. Его больше нет". И забыть о нем. Обходя улицу вооруженного человека десятой дорогой.

И снова - живой человек. Он не не умеет сомневаться - он всеми силами не желает сомневаться. И просто закрывается от всего, что может в нем эти сомнения посеять.



А вот еще очень любопытное замечание: Как все люди с сильными страстями, он был подвержен резким сменам настроения.
С сильными страстями, о как...

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Беседы с зеркалом

17:34 

А если так?

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
10:38 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Оставаться в рамках прежней честности казалось ему недостаточным.

@темы: Ищу человека, Цитаты, кто-нибудь знает, как это лечится?

21:34 

Зарисовка на тему "О-34"

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Pourqoui?
Он мерил шагами набережную Сены уже битый час, и чем дальше, тем бессмысленней казалось прибывание здесь. Однако он не находил в себе сил уйти.
Почему он здесь? Неужели у инспектора полиции нет других дел, кроме как бродить тут, задавая самому себе один и тот же вопрос - почему?
Жавер сердито уставился себе под ноги, дернул плечами, потер лицо ладонью, словно это могло прояснить мысли...
Заключенные, в свое время, его ненавидели - кто открыто, кто затаенно, но он видел это по глазам. Преступники бежали или сопротивлялись, но тоже ненавидели - это было правильно. Это было понятно. Начальство относилось снисходительно или высокомерно, но на то оно и начальство. Обычные граждане сторонились его, или, - того лучше! - насмехались, порой даже в открытую - но он привык.
И вот человек, которого он знал и заключенным, и начальством, и преступником повел себя совершенно непонятным образом. Человек, который имел основания скрываться - сдавался. Имел основания убить - но отпустил. Он не ненавидел, не насмехался, не был высокомерен или снисходителен... Так почему? Почему он это сделал?
Инспектор хотел спросить еще тогда, на баррикаде, но сначала помешал некстати начавшийся штурм, а когда он все-таки почти решился, неожиданный выстрел выбил из него эту решимость и он позорно бежал в переулок.
Он терзался этим вопросом, идя за Вальжаном по пустынным улочкам Парижа, имея возможность нагнать, но не находя в себе сил на это. Он почти обрадовался, когда понял, что тот со своей ношей скрылся в стоках...
Так какого... Что он делает здесь? Чего ждет?
С тех пор, как ему доложили обстановку, Вальжан, действительно, мог утонуть или выйти у арсенала, в конце-концов...
Так почему? Почему он упорно продолжает ждать у этой решетки неизвестно чего?
Потому, что так жаждет задать один-единственный вопрос?
Он умел допрашивать, а вот просить - не умел. А вопрос этот непостижимым образом походил на просьбу. И задать его Вальжану было мучительно для Жавера.
Почему? Этого он не мог понять.
Равно как и то, почему ему так жизненно необходим ответ.
запись создана: 01.03.2011 в 17:09

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Ищу человека, Искривление пространства

11:20 

Предвзятый взгляд на известные события.

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Лежать на спине было хорошо. Можно хоть как-то расслабить, наконец, ноющие мышцы спины, вытянуть, сколько получится, ноги... А ведь еще немного, и, не подойди этот красавчик со своим дурацким вопросом, он просто безвольно повис бы на опутывавших его веревках. Держался уже из последних сил - плечи и спина немилосердно ныли, жилы в них, казалось, готовы были порваться от напряжения. Ног он уже почти не чувствовал.
Слышал, как кто-то сказал о нем в пол-голоса:
- Ишь, стоит... Задумался...
Он почти обрадовался. Пусть так и считают.
Держать голову прямо не было сил - все они уходили на то, чтобы не упасть, не обвиснуть.
Хорош бы он был, болтающийся у столба, как тряпичная кукла. Представитель власти... Он горько усмехнулся про себя.
Если бы оставались силы, то на вопрос этого мальчишки Анжольраса "Тебе ничего не нужно?" он бы рассмеялся. Что может быть нужно человеку, приговоренному к смерти? Но сил не было, и он ответил вопросом на вопрос:
- Когда вы меня расстреляете?
Услышал в ответ:
- Подождешь. Теперь у нас все патроны на счету.
Можно подумать, один патрон сыграет какую-то роль для этой обреченной баррикады. Но сил уже не оставалось, а они были ему нужны. Очень нужны...
И он сказал:
- Тогда дайте мне пить.
Пока его поили, он снова поймал себя на желании рассмеяться. Только застарелая привычка не давать волю эмоциям помешала сделать это.
Но, право же, смешно - один человек дал воды другому, а в сущности оба они - трупы. Мертвецы...
Он бросил взгляд на лежащее на столе тело старика, накрытое черной тканью. Что бы и ему не лежать вот так же...
Вода освежила, но и только. Он остро осознал что не простоит прямо и десяти минут. Тело отказывалось подчиняться.
- Это все? - снова спросил Анжольрас.
Он стиснул зубы. Просить было невыносимо. Но, в конце концов, он скоро будет мертв и они тоже. Можно перетерпеть... А силы ему еще понадобятся. Когда его соберутся расстрелять, он должен стоять на ногах и стоять прямо...
- Я устал стоять у столба. Не очень-то вежливо с вашей стороны оставить меня так на всю ночь. Связывайте меня как угодно, но почему не положить меня на стол, как вот этого?
Кивком головы он указал на труп Мабефа.

Теперь было хорошо. Даже не смотря на скрученные за спиной руки, лежать на которых было не удобно, но, в целом, терпимо.
На грани сознания мелькнула одобрительная мысль, что связывают его грамотно. Хотя к чему вся эта канитель, когда так просто может все решить удар ножом. И патроны их драгоценные целы будут.
Чей-то взгляд, назойливый, пристальный, мешал лежать спокойно. Он повернул голову.
Знакомое лицо...
Память услужливо подкинула ряд воспоминаний, не слишком приятных - история с доносом в Монрейле, глупая, мальчишеская самонадеянность здесь, в Париже...
А ведь он каждый раз расценивал появление этого человека в своей жизни, как некий подарок судьбы, возможность что-то там доказать... и каждый раз получал только неприятный осадок в душе и постоянно возвращавшееся чувство досады.
Он закрыл глаза.
Пора бы уже привыкнуть, что его судьба скупа на приятные подарки... Вот и сейчас, явно, преподносит очередной свой сомнительный дар.
- Этого следовало ожидать, - не сдержавшись, произнес он.

@темы: кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Самодостаточность, Ищу человека, Искривление пространства, тема для

22:57 

Как-то вот так...

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Вот и все. Холодноя сталь коснулась горла.
Что... Что он делает? Зачем? Не может же он... Он не посмеет!

Жан Вальжан разрезал мартингал на шее Жавера, разрезал веревки на кистях рук, затем, нагнувшись, перерезал ему путы на ногах и, выпрямившись, сказал:
– Вы свободны.
Жавера трудно было удивить. Однако, при всем его самообладании, он был потрясен. Он застыл на месте от удивления. Пальцы его бездумно теребили сюртук, застегивая пуговицы. В голове билась одна мысль - это не справедливо...
Сквозь пульсацию крови в висках он услышал, с трудом разбирая слова:

– Я не думаю, что выйду отсюда живым, но, если случайно мне удалось бы спастись, запомните: я живу под именем Фошлевана на улице Вооруженного человека, номер семь.
О чем он говорит? Что ему надо? Какой Фошлеван? Он что, не понимает? Он не понимает!
Пальцы вцепились в верхнюю пуговицу. Дышать было тяжело, грудь вздымалась, словно он не стоял спокойно, а только что выдержал длительную погоню... Не отдавая себе отчета в том, что делает, он принялся расстегивать сюртук - пуговицу за пуговицей.
Холодная ярость душила его.
Он не понимает...

Жавер оскалился, как тигр, и, скривив рот, процедил сквозь зубы:
– Берегись.
Слышишь? Я твой враг. Я не оставлю тебя... Я не остановлюсь. Слышишь ты меня или нет?
– Уходите, – сказал Жан Вальжан.
За яростью пришло неожиданное опустошение.
Жавер переспросил:
– Ты сказал: Фошлеван, улица Вооруженного человека?
Зачем, зачем мне это знать? Какая мне, в сущности, разница, где он живет?
– Номер семь.
– Номер семь, – вполголоса повторил Жавер.
Вот и все. Безнадежно...
Он снова застегнул сюртук, распрямил плечи по-военному, сделал пол-оборота, скрестил руки и, подперев одной из них подбородок, зашагал в сторону рынка.
Горечь разочарования и непонятная обида тлели в нем. На что я надеялся? На этого человека? Глупец... Вспомни - он уже пожалел меня однажды! "Вы честный человек, я уважаю вас"... Смешно... Право, лучше бы он меня ненавидел. Хотя, что толку - те, кто меня ненавидят, тоже неспособны...
Жан Вальжан провожал его взглядом. Пройдя несколько шагов, Жавер обернулся и крикнул Жану Вальжану:
– Надоели вы мне до смерти! Лучше убейте меня!
И всем будет хорошо. Им. Вам. Тем, у кого есть будущее. У меня его - нет...
Сам того не замечая, Жавер перестал говорить Жану Вальжану «ты».
– Уходите! – крикнул тот.
Жавер удалялся медленным шагом. Он ждал выстрела в спину. Он надеялся на него. Он почти верил... Ну... Ну! Ну же!!! Минуту спустя он завернул за угол улицы Проповедников.
Как только Жавер скрылся из виду, Жан Вальжан выстрелил в воздух.

Инспектор привалился спиной к стене дома, прижался всем телом к каменной кладке, страстно желая слиться с этой стеной, стать ею, обратится камнем, холодным, бесчувственным камнем...
Эхо выстрела стояло в ушах, как очередная насмешка судьбы.
Из прокушеной губы сочилась кровь...

@темы: Ищу человека, Словоблудие и бредомыслие, Искривление пространства, тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Цитаты

19:42 

Быть добрым очень легко, быть справедливым - вот что трудно. javert+valjean fatal error (с)
Жан Вальжан разрезал мартингал на шее Жавера, разрезал веревки на кистях рук, затем, нагнувшись, перерезал ему путы на ногах и, выпрямившись, сказал:
– Вы свободны.
Жавера трудно было удивить. Однако, при всем его самообладании, он был потрясен. Он застыл на месте от удивления.

Продолжая свои, возможно утопические, рассуждения. (Которые я, безумным образом, веду даже не от конца к началу, а выдергивая те моменты, под которые уже нашел "доказательную базу". От этого весь сумбур, который прошу мне простить.)

Итак, Жавер потрясен. И - удивлен. Для моих рассуждений разделение этих эмоций чертовски важно. Потом Гюго будет долго объяснять, что все это явилось следствием того, что инспектора отпустил каторжник. Но...

Инспектор, по сравнением с Монрейлем, сильно изменился. На что он мог насмотреться в Париже тех лет, я уже краешком упоминал. Он уже, по ходу, решил сосредоточится исключительно на уголовниках, "наплевав" на всякое неприятие к бунту, что, однако, не могло ему даться очень уж легко. Он уже запутался. Он уже в сомнениях.
И вот, находясь на баррикаде, он видит для себя некий выход. Некий достойный уход от всего этого.
Вот он сидит и размышляет, пока его не сдает Гаврош. Нам не говорят, о чем он думает, но нам говорят - как: Едва войдя в залу, он погрузился в какую-то сосредоточенную задумчивость, и, казалось, перестал замечать окружающее.
И, на самом деле, перестал. Он не замечает ни Гавроша, ни приход Анжольраса, ни появление рабочих...
И это первокласный шпион, замечающий и отмечающий все. На тот момент он должен был уже собрать всю информацию о баррикаде и мятежниках, дальше на ней оставаться опасно и бессмысленно, самое время, извиняюсь, "сваливать" оттуда. А инспектор идет в уединенное место и придается размышлениям.
Что же так заняло его мысли? О чем инспектор, которого угнетала необходимость размышлять так сосредоточенно задумался?
А не о возможности ли покончит с той путаницей, которая уже имеет место быть в его жизни и мировоззрении? А? Погибнуть на баррикаде при исполнение долга - достойный выход.
Мелькнет упоминание о незаряженном ружье - логично, черт возьми. Жавер не собирается стрелять в солдат, таких же представителей закона, как он сам. Но при этом он не может не понимать, что когда все начнется - а начаться может в любой момент - каждый человек с оружием в руках, находящийся на баррикаде, будет убит этими солдатами.
Есть одно но - оставшись на баррикаде, он не сможет доложить о том, что выяснил. И это, конечно, не может его не угнетать.
Вот вам причина для тяжелого, сосредоточенного размышления.

Он не сопротивляется, не возражает, не угрожает повстанцам, когда они его связывают и обыскивают. Что за странная покорность?
Или он почти благодарен им, за то, что они лишили его возможности выбирать? Поэтому не сопротивляется?
Он даже, практически, настаивает на своей смерти:
- Почему же не сейчас?
- Мы бережем порох.
- В таком случае прикончите меня ударом ножа.

И мне кажется что это не просто позерство, а желание разрешить, наконец, ситуацию.

И вот, когда Вальжан берет на себя неблагодарную миссию расстрела, и инспектор у же готов сделать последний вздох, готов полностью, без остатка, после долгого и мучительного ожидания, ему говорят - Вы свободны.
И потрясен он не самим поступком Вальжана, а крушением свей убежденности, что он уже мертв.
Он начинает угрожать - хотя это бессмысленно, согласитесь, Вальжан не протестует и не пытается скрыться, он уже сдался, назвав свой адрес - к чему угрожать?
А инспектор просто пытается все-таки получить то, что почитал уже своим - смерть.
Но в этом ему отказывают, он снова не знает как ему быть, он начинает действовать механически:
снова застегнул сюртук,(снова? Почему - снова?) распрямил плечи по-военному, сделал пол-оборота, скрестил руки и, подперев одной из них подбородок, зашагал в сторону рынка. Жан Вальжан провожал его взглядом. Пройдя несколько шагов, Жавер обернулся и крикнул Жану Вальжану:
– Надоели вы мне до смерти! Лучше убейте меня!

И "вы", мне кажется, это обращение не конкретно к Вальжану, как нам услужливо подсказывают. Это некие абстрактные "вы".
Жавер открытым текстом просит убит его. Потому что он не знает, как жить.
Но... Просьба его выглядит вызовом. Позерством. Надменностью. Как угодно выглядит - только не просьбой.
Некоторые люди просто не умеют просить или говорить о своих страданиях.

@темы: тема для, кто-нибудь знает, как это лечится?, Словоблудие и бредомыслие, Ищу человека, Искривление пространства

Беседы с зеркалом

главная